• Регистрация
  • ГВАРДЕЙЦЫ БЕРИЯ

    23.06.2018

    Одним из самых распространенных мифов о Великой Отечественной войне является утверждение о том, что вероломное нападение немецко-фашистских войск на Советский Союз явилось полной неожиданностью для Сталина и застало его врасплох. Факты опровергают подобную ложь. Первыми, кто встретил противника ранним утром 22 июня 1941 года, были пограничники, которые входили в состав войск НКВД СССР и подчинялись наркому внутренних дел Лаврентию Павловичу Берия. Они прекрасно знали, что происходит на сопредельных территориях из донесений своей разведки и сведений, полученных от многочисленных нарушителей границы. Готовясь к отражению агрессии, Берия повысил плотность охраны западного участка государственной границы от Баренцева до Чёрного моря. Этот участок охраняли 8 пограничных округов, включающих 49 пограничных отрядов и 7 отрядов пограничных кораблей общей численностью до 100 тыс. человек. По распоряжению Берия пограничники получали полный боекомплект патронов и ручных гранат, на службу выходили в стальных касках, а в часы отдыха спали, не снимая верхней одежды и имея свое оружие рядом с кроватью. Командиры круглосуточно находились на заставах. С 15 по 20 июня 1941 года пограничники постоянно фиксировали подвоз боеприпасов со стороны немецких и румынских частей к границе, установку на огневые позиции артиллерии, шум многочисленных танковых моторов, работу офицерских рекогносцировочных групп, подвоз переправочных средств, отселение от границы местного гражданского населения. О какой внезапности здесь можно говорить? Ни для Берия, ни для Сталина ее не было – а вот почему дивизии Красной Армии находились в районах, удаленных от назначенных им рубежей развертывания на 8-20 километров – это уже вопрос к Министерству обороны и Генеральному штабу, им проще было объяснить свои действия внезапностью. Пограничники же ожидали нападения, никакой паники, суеты и бесцельной стрельбы в их рядах не было. «Пограничные войска вступили в бой первыми, ни одна пограничная часть не отошла, — пишет Серго Берия. — На западной границе эти части сдерживали противника от 8 до 16 часов, на юге — до двух недель. Здесь не только мужество и героизм, но и уровень военной подготовки. И сам собой отпадает вопрос, зачем пограничникам на заставах артиллерия. Гаубиц, как пишут, там не было, а противотанковые орудия заставы имели. На этом перед войной настоял отец, прекрасно понимая, что с винтовкой наперевес на танк не пойдешь. А гаубичные полки были приданы погранотрядам. И это тоже сыграло свою положительную роль в первых боях. Армейская артиллерия, к сожалению, не сработала …». Газета «Правда» от 24 июня 1941 года писала: «Как львы дрались советские пограничники, принявшие на себя первый внезапный удар подлого врага. Бессмертной славой покрыли себя бойцы-чекисты… Они бились врукопашную, и только через мертвые их тела мог враг продвинуться на пядь вперед».

    36039323_1581455488650298_5826644507399028736_n

    Генерал-лейтенант Григорий Григорьевич Соколов (в центре) — начальник пограничных войск НКВД СССР, с 25 июня 1941 года — начальник охраны тыла Западного фронта

    О том, что пограничники ожидали удара именно 22 июня – как докладывала внешняя разведка НКВД – свидетельствует тот факт, что начальник Главного Управления погранвойск НКВД СССР генерал-лейтенант Григорий Григорьевич Соколов в ночь с 21 на 22 июня 1941 года находился на участке 86-го Августовского погранотряда Белорусского пограничного округа. Вот выдержка из Справки о военных действиях 86-го погранотряда, составленной капитаном Аврамчуком Дмитрием Сергеевичем: «21 июня 1941 года утром я заступил дежурным по отряду. В 2 часа дня в отряд прибыли начальник Главного Управления погранвойск НКВД СССР генерал-лейтенант Соколов и начальник погранвойск Белорусского округа генерал-лейтенант Богданов <…> В 4 часа по приказу генерала Соколова весь офицерский состав собрали в кабинете начальника отряда для совещания. С докладом выступил начальник штаба капитан Янчук. Он сказал, что за последнее время было переброшено на нашу сторону 3 диверсионные группы по 15-20 человек поляков и белорусов, которые показали, что немцы готовятся к войне и скоро нападут на нашу страну. Задержанные бандиты имеют задание с началом войны разрушать связь, поднимать панику среди населения, совершать диверсии, убийства советских работников и взрывать мосты. С наступлением темноты на германской стороне был слышен непрерывный шум моторов танков, тракторов, грохот колес конных повозок и даже разговор немцев <…> В 6 часов вечера 21 июня 1941 года генералы Соколов, Богданов и начальник отряда майор Здорный на легковой машине “Эмка” выехали на границу… В 2 часа ночи я вышел из дежурной комнаты во двор штаба и заметил, что большие группы немецких самолетов летят в нашу сторону. С границы слышна артиллерийская стрельба. Я немедленно позвонил на квартиру капитану Янчуку. Он немедленно прибыл в штаб. Капитан Янчук дал мне указание позвонить во все подразделения и дать командирам приказание занять оборону и вести боевые действия, так как война уже началась. Семьи офицерского состава были эвакуированы на автомашинах в город Белосток. Там их посадили в товарные вагоны и отправили на восток. Примерно в 18 часов 22 июня в район с. Штабина прибыл начальник отряда майор Здорный и генералы Соколов и Богданов. Соколов дал указание начальнику отряда… вести боевые действия совместно с частями Красной Армии. Соколов и Богданов уехали в Белосток».

    36087705_1581455458650301_8006556300945129472_n

    Начальник 13-й пограничной заставы Владимир-Волынского погранотряда, Герой Советского Союза, лейтенант Алексей Васильевич Лопатин (второй справа) со своими пограничниками

    Далее события развивались следующим образом. На участке 86-го погранотряда наступали две немецкие дивизии. Ожесточенный бой разгорелся на 1-й заставе, которой командовал старший лейтенант Сивачёв. Двенадцать часов держались герои, отражая натиск противника, поддерживаемого танками и артиллерией, и отступили только по приказу коменданта 1-й комендатуры, которой командовал капитан Кириченко. 3-я застава лейтенанта Усова весь день вела упорные бои с пехотным батальоном противника – то есть в условиях 10-кратного превосходства немцев, поддерживаемых к тому же танками и артиллерией. Когда у пограничников кончились патроны и гранаты, они перешли в рукопашную схватку, в которой лейтенант Усов пал смертью храбрых. И лишь после того, как разведка сообщила, что противник со стороны Августова далеко углубился в тыл по направлению к Гродно, оставшиеся в живых пограничники в ночь с 22 на 23 июня колонной в пешем порядке двинулись на восток по распоряжению начальника отряда майора Г.К. Здорного, который впоследствии писал в своих воспоминаниях: «В районе местечка Мир, что примерно в 80 километрах западнее Минска, к нам присоединился командующий 10-й армией генерал-майор К. Д. Голубев с небольшой группой своих штабных офицеров. Вскоре, вслед за Голубевым, к нам присоединился генерал-лейтенант Д.М. Карбышев и с ним один полковник из инженерных войск. В пути нашего следования генерал Карбышев по собственной инициативе выходил не раз на разведку. Последний раз, уйдя в разведку после недельного пребывания в нашей группе, Карбышев не возвратился и, как потом стало известно, он попал в плен к фашистам. Дальнейшая его судьба всем вам известна. Вся наша группа вышла к линии фронта 19 июля 1941 года в районе города Рогачёв — в полосе начавшейся контратаки 63-го стрелкового корпуса под командованием генерала Л.Г. Петровского из состава 21-й армии. Вышедший с нами рядовой, сержантский состав и младшие офицеры распоряжением командования 21-й армии были включены в состав корпуса Петровского».

    36087366_1581455618650285_9084024752103751680_n

    Достойное сопротивление вторгшийся агрессор получил и на других участках советской границы. Начальник 106-го Таурагского погранотряда подполковник Л.А. Головкин поднял отряд по тревоге в 2 часа ночи и отдал приказ личному составу занять оборонительные сооружения. 4-я погранзастава, которой командовал лейтенант А.А. Богун, охраняла участок границы, где проходило шоссе Тильзит-Таураге. Размещалась застава на бывшем хуторе в двух деревянных домах. После пяти безуспешных атак к заставе приблизились три немецких танка и стали расстреливать ее в упор. Трое бойцов со связками гранат в руках поползли к вражеским машинам, а спустя некоторое время раздались взрывы. Танки были подбиты. Лишь после налета авиации враг начал просачиваться на территорию заставы. Оставшиеся в живых пограничники стояли насмерть. Застава вела бой в полном окружении, от снарядов и бомб загорелись постройки и склады. Из горящего дома выбежала с ребенком жена лейтенанта Антона Богуна. Она бежала и падала, бежала и падала, а ребенок был, видимо, ранен: на белой рубашонке ярко алело пятно… Антон видел это, что-то кричал ей, махал рукой, пока она не спрыгнула в окоп.

    36002847_1581455471983633_530652366291075072_n

    Вскоре немцы начали новую атаку. Впереди двигались танки. Им удалось ворваться в окопы пограничников на правом фланге. Немцы схватили раненых солдат и жену Антона Богуна, прижимавшую к груди ребенка, и поволокли куда-то. Антон с пистолетом в руке отбивался от наседавших немцев. Когда закончились патроны, он предпочел смерть плену…
    Кровопролитные бои развернулись в районе Бреста, где на протяжении 182 километров по реке Буг охрану границы нес 17-й Брестский Краснознаменный погранотряд под командованием майора А.П. Кузнецова. В самой Брестской крепости дислоцировалась 9-я погранзастава, которой командовал лейтенант Андрей Митрофанович Кижеватов. Весь первый день пограничники отбивали атаки врага в разрушенном здании своей заставы, в том числе и в рукопашных боях, а затем перешли в подвалы 333-го стрелкового полка. В начале июля Кижеватову поручили взорвать понтонный мост немцев через реку Буг. Он отправился туда с группой пограничников, и больше о них ничего неизвестно. Остальные решили прорываться под вечер через Западный остров, который удерживали также пограничники. Когда бойцы, проскочив Тереспольские ворота и дамбу через Буг, под сильнейшим минометным и пулеметным огнем противника достигли острова, то, по рассказам выживших, у берега в кустарнике лежал на земле пограничник с ручным пулеметом в руках. Возле него с одной стороны была навалена куча пустых, отстрелянных гильз, а с другой — патроны и запасные диски для пулемета. Вокруг валялось множество убитых немцев. Вид у пограничника был страшный — лицо стало землисто-серым, под глазами — черные круги. Оголодавший, обросший бородой, с красными, воспаленными глазами от бессонных ночей, он, видимо, уже много дней лежал здесь без пищи и без сна, отбивая атаки гитлеровцев. Бойцы стали тормошить его, предложили идти на прорыв с ними, но боец-пограничник поднял голову, посмотрел на них и глухим, ничего не выражающим голосом сказал: «Я отсюда никуда не уйду». Больше о его судьбе ничего не известно…

    36002878_1581455665316947_1664049490736185344_n

    Немецкие варвары жестоко мстили доблестным пограничникам, оказавшим им такое упорное сопротивление. Осенью 1942 года они нашли в деревне Великорита Малоритского района семью начальника 9-й погранзаставы Андрея Кижеватова и всех расстреляли: мать, жену и детей — 15-летнюю Нюру, 11-летнего Ваню и двухлетнюю Галю. В 1965 году Андрею Митрофановичу Кижеватову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Участок границы, который охранял 90-й Владимир-Волынский погранотряд, преграждал стратегическое направление Варшава — Люблин — Луцк — Киев. Ровно в четыре утра в неравный бой вступили все 16 застав, поднятые по тревоге. На участке 4-й комендатуры немцам удалось захватить мост, через который переправилось до 50 вражеских танков. Развернувшись в боевой порядок, они атаковали пограничников, которыми командовал комендант участка И.В. Бершадский. Никто из пограничников не знал, что первым же снарядом на его глазах были убиты жена и 11-летний сын… Когда танки подошли к зданию комендатуры, навстречу им выбежал фельдшер В.П. Карпенчук. О том, что произошло в следующий момент, рассказывается в документе, который хранится в Центральном музее пограничных войск: «Смоченный бензином пылающий халат он бросил на решетку моторного люка ближайшего танка, а сам, объятый пламенем, кинулся под танк. Раздуваемые ветром огненные языки поплыли по машине, двор озарился огромной вспышкой, раздался взрыв, и вверх взметнулся багровый столб дыма. Остальные танки, отстреливаясь, повернули назад и скрылись».

    Широко известен подвиг 13-й заставы, начальником которой был Алексей Васильевич Лопатин. Застава располагалась в бывшей усадьбе польского магната в два этажа с массивными стенами до метра толщиной и хорошими подвальными помещениями. Заблаговременно были построены три деревоземляных блокгауза и стрелковые окопы, которые соединялись между собой ходами сообщения. Первым погиб заместитель начальника погранзаставы лейтенант Погорелов. Группа бойцов под его началом отбила мост через Западный Буг и полдня удерживала позицию. Но когда немцы окружили пограничников, выжить никому не удалось. Политрук Павел Гласов был убит на пятые сутки, когда заставу обстреляли прямой наводкой из орудий и сравняли с землей. Но личный состав продолжал держаться, уйдя в подвальные помещения и траншеи. Женщины как могли помогали своим мужчинам: подносили боеприпасы, снаряжали магазины, готовили пулеметные ленты, перевязывали раненых. На девятые сутки сложилась очень тяжелая ситуация: продовольствие кончилось, запасы воды иссякли. Ночью 29 июня Лопатин, используя замаскированные выходы, вывел тяжелораненых, женщин и детей. А затем вернулся с пограничниками в подвал полуразрушенного здания. В книге «История Великой Отече¬ственной войны Советского Союза» сказано: «…Когда были разбиты все блокгаузы и дзоты в опорном пункте, пограничники перешли в подвальное помещение разрушенного здания заставы и оттуда про¬должали вести огонь по врагу. 30 июня на заставе оста¬лись в живых только десять пограничников. Противник устроил подкоп и подорвал здание. При взрыве погибли все защитники заставы».
    18 декабря 1957 года Алексей Лопатин посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. На окраине старинного украинского села Скоморохи на мраморной доске выбиты слова: «Вечная память начальнику пограничной заставы Алексею Лопатину и политруку Павлу Гласову, которые героически погибли в борьбе за свободу и независимость Советской Отчизны против немецко-фашистских захватчиков».

    Участок границы по реке Сан охранял 92-й Перемышльский пограничный отряд. Командовал им подполковник Яков Иосифович Тарутин. Лишь получив приказ отойти, отряд оставил Перемышль и сосредоточился в селе Ниженковичи. Заслушав доклад подполковника Тарутина, командир 8-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант М.Г. Снегов принял решение отбить Перемышль. Контратака началась в 9 часов утра 23 июня. «Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись, — говорится в очерке по истории войск Западного пограничного округа. — Из окон четырехэтажного дома, как из амбразур, били пулеметы. Сметая на пути вражеские группы, пограничники приближались к дому. В здание ворвался комсомолец Щербицкий. На него набросились два гитлеровца. Пограничник сразил их автоматной очередью. В одной из комнат второго этажа оказался пулеметный расчет. Щербицкий ударом приклада свалил одного немца, второго выбросил в окно. В это время старшина Мальков, очищая подвалы, уничтожил гранатами засевших там гитлеровцев. Группа лейтенанта Сидорова окружила немцев в ресторане, в котором те уже отмечали победу, и уничтожила их».
    Разгром гитлеровцев в Перемышле и его освобождение показали, что немецких захватчиков можно бить, и час Победы близок. Сводный батальон пограничников и две роты 99-й стрелковой дивизии, отражая атаки противника, удерживали город до вечера 27 июня. В боях на границе на участке 92-го Перемышльского отряда противник потерял убитыми и ранеными около пяти тысяч солдат и офицеров.

    Границу с Румынией, проходившую по рекам Прут и Дунай, охраняли войска Молдавского пограничного округа во главе с генерал-майором Никольским. В состав округа входили 23-й Липканский, 24-й Бельцкий, 2-й Каларашскиий, 25-й Кагульский и 79-й Измаильский погранотряды, а морское побережье охраняли подразделения 26-го погранотряда. 22 июня 1941 года в 4 утра из Фэлчиу в Румынии по 5-й заставе Кагульского погранотряда был открыт шквальный артиллерийский огонь. Одновременно застава подверглась бомбардировке с воздуха. В 6.40 на заставу прибыла поддержка из штаба пограничной комендатуры — одно стрелковое отделение во главе со старшим лейтенантом Константиновым, два отделения с 4-й заставы и одно отделение резервной заставы. Общее руководство боевыми действиями возглавил Константинов. В течение первого дня войны на 5-й заставе отразили 11 яростных атак противника. Затем Константинов разделил пограничников на пять групп и в ночь на 23 июня концентрированным ударом выбил захватчиков с нашей территории. А 24 июня две группы пограничников под командованием Константинова и начальника 5-й заставы лейтенанта Тужлова взорвали мосты через Прут. Указом президиума Верховного Совета СССР старшему лейтенанту Александру Константинову, младшему лейтенанту Ивану Бузыцкову и младшему сержанту Василию Михалькову было присвоено звание Героя Советского Союза – случай уникальный, за что застава получила название заставы трёх героев.

    Начальником 79-го погранотряда был Савва Игнатьевич Грачёв, обладавший внушительным ростом и большой силой, кавалер ордена Красного Знамени. За его плечами была Гражданская война, борьба с басмачами. Будучи опытным чекистом, он с первого дня войны вел активную разведку, изыскивая возможность ударить по врагу. Еще 22 июня подполковник Грачёв организовал заброску группы пограничников во вражеский тыл. К 18 часам разведчики вернулись, доставив на нашу сторону семь солдат и одного сержанта противника. На основе полученных сведений штаб отряда совместно с подразделениями 51-й стрелковой дивизии разработал план высадки десанта на остров Раздельный. 23 июня бойцы штурмового отряда под командой капитана Бодрунова, воспользовавшись туманом, скрытно подошли на пограничных кораблях к острову и смелой штыковой атакой уничтожили вражеский гарнизон. Были захвачены трофеи, в том числе два тяжелых орудия. Десанты были повторены 24 и 25 июня. Используя достигнутый успех, Военный Совет и командующий 9-й армией генерал-полковник Яков Тимофеевич Черевиченко решили осуществить крупную десантную операцию с захватом румынского города Килия-Веке. Там располагались артиллерийские батареи, которые препятствовали действиям советских кораблей на Дунае. На рассвете 26 июня сводный отряд в составе подразделений 79-го погранотряда и 23 стрелкового полка 51 стрелковой дивизии на пограничных судах под командованием капитан-лейтенанта И.К. Кубышкина при поддержке береговой артиллерии устремился к румынскому берегу. Румыны ожесточённо сопротивлялись, но к 10 часам утра десант захватил плацдарм шириной до 4 км и глубиной до 3 км, разгромив румынский пехотный батальон, пограничную заставу и ликвидировав артиллерийский дивизион. В течение 27 июня враг почти беспрерывно атаковал наш десант, но советские бойцы, поддерживаемые артиллерией пограничных кораблей, успешно отражал эти атаки. Это позволило командованию вывести советские военные, транспортные и пассажирские корабли и суда, находившиеся на Дунае. В ночь на 28 июня по приказу командующего армией советский десант был успешно возвращён на свой берег.

    Оценивая действия моряков-пограничников, Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков, в годы войны командовавший Дунайской флотилией, писал: «В летописи Отечественной войны первую страницу морских десантов открыл десант моряков-пограничников под командованием капитан-лейтенанта И.К. Кубышкина. Захватив Старую Килию — сильно укрепленный опорный пункт противника на правом берегу Дуная, десантники… вели упорные бои с превосходящими силами врага. Они отошли только с получением приказа. Оставляя тогда Дунай, моряки поклялись вернуться сюда и отомстить за кровь своих боевых товарищей. И клятву свою дунайцы сдержали».

    Постановлением СНК СССР № 1756-762сс от 25 июня 1941 года на войска НКВД СССР была возложена охрана тыла действующей Красной Армии. 2 июля 1941 года все пограничные части, которые находились в оперативном подчинении общевойскового командования, переключились на выполнение новых боевых задач: борьба с агентурой разведки противника, охрана тыла фронтов и армий от диверсантов, уничтожение прорвавшихся групп, остатков окруженных частей противника. После разгрома немецких войск под Москвой и перехода Красной Армии в наступление на войска НКВД возлагалось несение гарнизонной службы. Неувядаемой славой покрыла себя 10-я дивизия войск НКВД, костяк которой оставляли пограничники и которая практически в одиночку удержала Сталинград от прорвавшегося к Волге противника. Из 7568 бойцов 10-й дивизии НКВД, вступивших в бой 23 августа 1942 года, в живых осталось около 200 человек. 26 октября 1942 года последним на левый берег Волги было выведено управление 282-го полка, оборонявшего высоту 135,4 у Сталинградского тракторного завода. Однако в горящем Сталинграде осталась сражаться сводная рота полка в количестве 25 штыков. Последний воин этой роты выбыл из строя по ранению 7 ноября 1942 года.

    10-я стрелковая дивизия НКВД СССР — единственное из всех соединений, участвовавших в Сталинградской битве, которое 2 декабря 1942 года было удостоено ордена Ленина. 28 декабря 1947 года в Сталинграде, на правом берегу реки Царицы, был открыт памятник Чекистам. Вокруг памятника устроена площадь Чекистов с небольшой парковой зоной. К монументу ведут лестницы с четырёх сторон. Величественная пятиметровая бронзовая фигура воина-чекиста возвышается на семнадцатиметровом архитектурно оформленном постаменте в форме обелиска. В руке чекист держит обнажённый меч.

    АНДРЕЙ ВЕДЯЕВ

    Историк, член Общества изучения истории отечественных спецслужб, кандидат технических наук

    Комментариев нет Просмотров 495

    Комментарии

    Оставить комментарий